22:36 

=otrajenie=
С самого детства мне всё легко давалось. Бабушка много со мной занималась, водила по всяким «Гардаровцам», где учили английскому, счёту, грамматике. Всякое творческое развивать во мне не стремились, но я особо и не страдала. Читала много сложных книжек, толстенные энциклопедии и сказки. Сказки любила особенно. И, конечно, же писала. писала.писала. Выдумывала, сшивала бумагу в форму книжки и писала страниц по тридцать. Хороший такой объем для ребёнка четырёх и пяти лет. Потом в шесть лет меня отвели в школу, где пришлось пройти множество тестов (тогда ещё практика отдачи шестилетнего ребёнка в школу была не так популярна) и я поступила.
Все меня, конечно, гладили по голове. Взрослые разговаривали со мной много о книгах, фильмах, политике. Я вникала. Читала те же политические издания, что и дедушка, полюбила Евтушенко, на раз запоминала любую книгу. Было ещё детское телевидение, и детская газета. Захотела в физ. мат - поступила в физ.мат. Русский язык давался мне тяжело, я ведь очень невнимательная, не смотря на количество прочитанного. Мне хотелось по русскому пятёрку, поэтому я пошла к репетитору и выучила все правила наизусть. Все. Я действительно знала все правила, поэтому ЕГЭ, не смотря на врождённое отсутствие «чутья к языку», сдала на высокий бал и получила свою пятёрку.
Ещё была «школа для Леди» по переезду в Киев. Там учили этикету, французскому, танцам, хорошему тону и вкусу, правильной речи. Понятие не имею, зачем маменька гоняла меня на другой конец города Киева, чтобы я учили эту ересь. Ещё там были конкурсы и были какие – то – там - фотографии для рекламы какой – то –там -детской-косметики. Конечно, был ещё платный театральный кружок, куда без сделанного домашнего задания являться было гораздо страшнее, чем в школу. Я делала.
Все меня гладили по голове. Ну кроме некоторых из моих родителей.
Мне постоянно повторяли, что нужно быть умнее, сильнее, выше, быстрее. Я старалась. Чувствовала себя беспредельно умной и все прилагающиеся.
Когда встал вопрос о том, куда поступать, я упёрлась всем, чем много и к папеньки в Москву переезжать отказалась. Поступила в Питер. И отказалась. Решила, что хочу на историю, ведь это было весело. Журналистикой я занималась слишком долго и от неё устала. Формулы вычисляла в уме за пять минут. А история была такой привлекательной идеей…думала вот вырасту, сделаю великое открытие, стану учёным. В шестнадцать лет, когда всю твою жизнь любое желание исполнялось по щелчку и малюсенькому усилию воли, так думать очень легко. Ты думаешь, что ты уникален. И ещё…мне хотелось быть сильнее, выше, умнее и чтобы та часть родителей, которая посмела меня не гладить по голове - раз! и начала гладить.
Шестнадцать лет- это не тот возраст, когда ты ещё умеешь думать по-взрослому. Конечно, я ошиблась. Точнее не сразу. Сразу я сдала сессию на отлично. А потом была «ну здравствуй, глупая девочка, вот она жизнь». Я пришла на латынь, перевела весь текст, рассказала все стихи, все поговорки, все правила, ответила на все вопросы и получила тройку. Рыдала я сутки. Как там говорят?- «Комплекс отличницы»- Это было про меня.
Вторая тройка в зачётке была тоже какой-то гнусной. После стотысячивопросом от мерзкого, ухмыляющегося, злящегося на мои знания мужичонка – преподавателя, я взяла да и сказала «хотите поставить мне тройку?- ставьте!». Он поставил. А сдав на четвёртом курсе летнею сессию, пришло осознания: я что собственно здесь делаю? В этой бесконечно грызне кафедр, преподавателей, подковёрного трёпа и интрижек. Пять лет жизни ни на что. Историческая наука вещь беспредельно интересная. Историческая наука в России кое-как выживает в обществе амбициозных и глупых тёток, интрижек, грызне за кость, бесконечном консерватизме, политическом заказе и не желании кого-то там на верху видеть «вот такую тему диссертации». Историческая наука в России выживает за счёт полуголодных, но верных своему делу людей. И за счёт менее талантливых, но влиятельных людей, которые не дают забить колотушками тех, кто действительно талантлив. И борется. И как ни крути, талант всё равно решает всё.
У нас невозможно защитить диссертацию на интересную, необычную, яркую тему, потому что поклонники изучения «Петровских реформ», не смогут уловить смысла, а никому не хочется чувствовать себя глупцом. Всеобщая история вообще не в чести. Ведь никто не посмотрит на оригинальность исследования, зато непременно придерутся к «всего сорок книг в списке?». Ну их же не интересует, что человек только что начал писать сорок первую.
И постоянная, бесконечная, подковёрная грызня.
Конечно, был и прекрасный мужчина Халин, и Зонов, Зданович, Любчанская и Нарский. И много хороших людей. Ярких, смелых, интересных, бесконечно талантливых преподавателей.
На самом деле я сломалась не на этой второй тройке. Не на комплексе отличницы. А когда я всё это увидела и поняла, что историческая наука, для меня, в общем то не стоит такого. Или смелости не хватило. Или нужно было не упираться, а идти писать то, что хотела, к тем, кто звал. Или нужно было слушать, менять кафедру, менять тему, идти в историческую лабораторию работать. Но шестнадцатилетняя девочка где-то там жила, ровнёхонько до четвёртого курса. Я думала, что если они называли меня талантливой, мне всё простят. А потом поняла, что отказ от кости мне уже не простили, да и не жаждала я ни прощения, ни быть учёным, ни бороться за кусочек интересной темы.
И забила.
А теперь мне очень жаль того забытого чувства….из детства. Когда море по колено, когда ты чувствуешь себя по-настоящему талантливым, по- настоящему уникальным, когда рыцарь непременно побеждает дракона. И ты бессмертен, всесилен. Почти Бог.
А пять лет, да, просто сгорели.

@темы: минорность, о том самом, показалось

URL
   

Эшафот и тронный зал

главная